Одна маска на пять дней и дезинфекция блокпостов. История харьковского нацгвардейца о службе на Донбассе во время COVID-19

Storytelling

История харьковского бойца Национальной гвардии, служившего на Донбассе во время эпидемии коронавируса и жесткого карантина.

Харьковчанин Сергей (имя изменено по просьбе героя истории) в составе Национальной гвардии Украины нес службу в зоне ООС во время эпидемии коронавируса и действия жесткого общенационального карантина. Бойцы Нацгвардии оказались в группе риска, поскольку блокпосты на Донбассе каждый день пересекает большое количество людей, которые могут быть потенциально инфицированными.

Журналисту 057 удалось пообщаться с харьковским нацгвардейцем. Он рассказал о своем решении стать военнослужащим, службе на Донбассе при эпидемии коронавируса, дефиците защитных масок, телефоне доверия для бойцов, алгоритме действий при заражении, дезинфекции на блокпостах и проверке людей во время карантина. Далее текст с его слов.

Читайте также: История знаменитого харьковского завода, превращенного в пустырь на Московском проспекте.

Сыграли патриотические нотки

Мне 26 лет. У меня среднее техническое образование. Последние годы работал на Заводе имени Малышева, где строил танки. Ушел с предыдущей работы, потому что начались серьезные проблемы с зарплатами после окончания контракта на строительство 50 танков для армии Таиланда.

Пойти служить в Национальную гвардию мне подсказал брат. Я думал, что на военной службе за эти годы произошли изменения. Плюс внутри меня сыграли патриотические нотки. Мне хотелось пойти учиться дальше и получить офицерские звездочки.

Родные и близкие не очень отнеслись к моему желанию. Маме вообще не понравилась эта идея. Она боялась и переживала за меня, так как война и обстрелы на Донбассе продолжаются. Папа в этом плане был более-менее лоялен.

Старший по званию всегда прав

Самое тяжелое в первые дни на военной службе после «гражданки» — полное отсутствие своего слова и мнения. Особенно сильно это проявляется во время курса молодого бойца. Ты просто превращаешься в «робота» и делаешь то, что приказали: нравится или не нравится, адекватная или неадекватная задача — всем безразлично. Твоя обязанность выполнить приказ. Еще один далеко не самый приятный момент — коллективное наказание. Когда провинился один, а страдают все.

В Национальной гвардии остался тот же самый строевой устав, который был при Советском союзе. В первой статье говорится: «Старший по званию всегда прав». Вторая статья: «Если старший по званию не прав — смотри первую статью». Все это «совковые» пережитки, от которых нужно избавляться.

Именно это вызывало наибольшие трудности для меня. Ведь я пришел на военную службу в 25 лет и уже привык к гражданской жизни, где ты личность и у тебя есть свое мнение. Однако на военной службе такого нет.

При желании нас могли спокойно обстрелять

Первый раз на Донбасс меня отправили в октябре 2019 года. Когда ехал, то конечно немного боялся, поскольку в жизни разное бывает и по нам могло «прилететь». Наш блокпост находится под Станицей Луганской в 20 километрах от оккупированного Луганска и боевики при желании могли спокойно его обстрелять. Хотя я приблизительно понимал, что меня там ждет. В большинстве своем Национальная гвардия на первой линии обороны не стоит. Наша основная задача — проверка транспортных средств на блокпостах и охрана позиций второй линии обороны, чтобы блиндажи и так далее не разворовали.

На блокпосте мы проверяем наличие документов у людей, а также следим за тем, чтобы не провозилась контрабанда и запрещенные предметы. Еще мы «пробиваем» по базе данных подозрительных личностей на предмет их участия в бандформированиях «ДНР» и «ЛНР». Для этого у нас есть специальный Telegram-бот. Зачастую под такую проверку попадали мужчины в возрасте от 18 до 60 лет.

Из-за того, что вблизи Станицы Луганской были отведены наши войска, то мы оказались в так называемой «желтой зоне» (находиться и перемещаться в ней можно при наличии соответствующих документов — ред.). Соответственно мы несли усиленную службу на блокпосте: стояли в касках на голове, а оружие держали впереди себя с уже подсоединенным магазином. К тому же мы дежурили по трое военнослужащих вместо двух. Однако дополнительно людей нам не дали и службу мы несли шесть часов через шесть, а последние две недели и вовсе четыре часа через четыре.

Меня пугало, что от коронавируса нет вакцины

Когда эпидемия «бушевала» в Китае, то уже тогда я задумался, что это серьезная проблема. Там резко росла заражаемость и смертность, а человечество не понимало, как с коронавирусом бороться. Меня пугало, что от этой болезни нет вакцины и раньше 2021 года ее появления ждать не стоит.

Казалось бы, Китай от нас далеко. Однако коронавирус быстро попал в Европу и все ближе «подбирался» к нам. Пугало еще и то, что украинские границы не закрывались даже во время «разгара» эпидемии в европейских странах. Люди спокойно прилетали в Украину и их просто отправляли на самоизоляцию. А что такое самоизоляция? Один остался дома, а другой наплевал на всех и пошел гулять.

В момент появления первых случаев заражения и смертей от коронавируса в Украине я уже больше переживал за своих родных. Просто у меня родители пенсионеры и вряд ли они легко перенесут такую болезнь. Вдобавок наша страна просто-напросто не готова к пандемиям. Ни экономически, ни в сфере медицины.

В тему: Карантин и отдых. ТОП-10 лучших мест, куда харьковчане могут поехать «дикарями».

Могли носить одну маску по 4-5 дней

5 февраля 2020 года меня второй раз меня отправили под Станицу Луганскую, где я нес службу практически до конца апреля. То есть в период введения и действия жесткого карантина, связанного с распространением коронавируса.

Еще до карантина к нам приезжали медики, которые консультировали весь личный состав по вопросам эпидемии коронавируса. На каждом блокпосте развесили плакаты с информацией о профилактике COVID-19. С введением карантина военнослужащим выдавались защитные маски и резиновые перчатки. Хотя поначалу был дефицит масок. Мы могли носить одну маску по 4-5 дней. Антисептики нам вообще не выдавали.

Во время этой ротации у нас были хорошие командиры и есть такое подозрение, что средства защиты для личного состава они покупали за деньги из своего кармана, а не кто-то на вышестоящем уровне их выделял. Потому что изначально с этим делом все было как-то тяжело. Но потом маски стали выдавать значительно чаще и более высокого качества вплоть до респираторов.

Несколько раз с начала карантина мы проходили психологические тесты. Они были предназначены для выявления военнослужащих, которые начали чувствовать в себе агрессию и так далее. Еще нам дали телефон доверия, куда военнослужащий мог позвонить в случае возникновения личностных проблемы или суицидальных мыслей.

Держались на расстояния метра

Командиры нам говорили, чтобы во время проверки мы поменьше выводили людей из машин и сократили контакты с ними. Мы держались на расстояния метра от автомобилей и не брали в руки документы гражданских. Они их показывали и если все нормально, то спокойно проезжали дальше. Просто у нас уже были опытные ребята, которые сразу замечали подозрительных людей или тех, кто перевозит запрещенные предметы.

В период карантина время работы блокпоста не поменялось. Службу мы несли четыре часа через восемь, так как в этот раз людей хватало. Однако сам пассажиропоток значительно уменьшился. Если до карантина с самого утра и по вечернее время машины не прекращали ехать, то с его введением за четыре часа могло проехать лишь 5-6 авто. И то зачастую ехали развозчики продуктов и фермеры. На почве введенных карантинных мер у нас не возникало каких-либо конфликтов с проезжающими людьми. Нас наоборот просили в такое время людей особо не напрягать.

Блокпосты и позиции дезинфицировали войска радиационной, химической и биологической защиты ВСУ. Гражданские машины они обрабатывали только по согласию людей, а вот военный транспорт — весь без исключения. Вдобавок специально обученный человек каждый час обходил все наши спальные места, кухню и другие помещения, которые дезинфицировал каким-то веществом и хлоркой. Он также обрабатывал и сами позиции, но не с такой периодичностью.

В случае выявления признаков заболевания военнослужащий должен доложить своему командиру и сообщить ему о своем состоянии. После этого он вызывает медиков, которые должны прибыть к месту его нахождения и отвезти непосредственно в больницу. Однако на нашем блокпосте случаев заболевания COVID-19 не было.

Коронавирус — это не выдумки

Находясь сейчас на «гражданке» отношусь к эпидемии со всей серьезностью и соблюдаю правила карантина. В общественных местах всегда ношу защитную маску, постоянно пользуюсь антисептиком. Коронавирус — это не выдумки и глупо его отрицать. Хотя в нашем мире есть люди, которые до сих пор думают, что Земля плоская.

Как только смягчили карантин, то резко возросло количество зараженных людей. Поэтому харьковчанам нужно не верить в заговоры и обязательно придерживаться введенных в стране ограничений. Ведь это все не просто так придумали. Если мы будем следовать правилам, то Украина намного проще переживет эту эпидемию.

Напомним, что за время пандемии от коронавируса умерли несколько мировых знаменитостей. Подробнее об этом читайте здесь.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Новости Украины | Последние новости Украины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: