Тотальная безнаказанность. Пять громких скандалов с участием реформированной полиции

Фото: Getty Images

Продажа наркотиков, издевательства над детьми, убийства и подброшенные вещдоки. Последние пять лет доказали, что реформа МВД себя не оправдала. Фокус собрал самые резонансные случаи полицейского беспредела, подтверждающие, что мы вернулись к тому, с чего начинали

Весной 2019 года в Переяславе-Хмельницком застрелили пятилетнего Кирилла Тлявова — приговор по делу до сих пор не вынесли. В Кагарлыке полицейские избили и изнасиловали женщину. В марте 2020-го в Николаеве пьяные сотрудники Нацполиции ранили мужчину, выстрелив из травматического оружия. В Павлоградском отделении полиции Днепропетровской области действовала целая банда в погонах. Семерых полицейских, в том числе начальника отдела, подозревают в фальсификации дел, запугивании и пытках людей. 

Редкая неделя в Украине обходится без новостей об очередном инциденте с участием правоохранительных органов. Спустя пять лет после старта реформы преступники в погонах все так же чувствуют свою безнаказанность. Расформирование подразделений после очередного громкого случая зачастую превращается в фарс: людей перетасовывают и отправляют работать в другие отделы. Те, кто находится под следствием, добиваются восстановления в должностях через суды. Фокус выбрал пять резонансных дел последних лет, которые должны были завершиться длительными тюремными сроками для виновных, но этого не произошло.

Убийство в Кривом Озере

Трагедию, случившуюся 24 августа 2016 года в поселке Кривое Озеро на Николаевщине, сразу стали называть второй Врадиевкой. Совпала не только география преступления (Врадиевка находится в 20 км), но и реакция местных жителей на убийство их земляка: люди готовы были снести полицейский участок и устроить самосуд.

Начиналось все буднично: среди ночи в райотдел поступил звонок с жалобой на семейную ссору. На вызов выехали два наряда полиции. Шесть сотрудников задержали пьяного 32-летнего Александра Цукермана. На улице между полицейскими и мужчиной возник конфликт. В результате закованного в наручники Цукермана сначала избили, а потом застрелили из травматического пистолета. 

«Если сравнить проведение реформы с забегом на 100 м, можно сказать, что мы пробежали метров 20 и остановились» Евгений Захаров

Резонансное событие привело к тому, что состав райотдела полностью сменили — от патрульных до руководителей. Однако с судебным разбирательством не заладилось с самого начала. Под стражей оказался лишь один полицейский — Денис Ляхвацкий, которому выдвинули обвинение в умышленном убийстве. Трём другим подозреваемым вменяли превышение власти, сопряжённое с насилием, ещё двое полицейских проходили по делу как свидетели. Спустя три месяца после случившегося полицейские заявили, что задержанный кидался на них с лопатой, это якобы и спровоцировало агрессию с их стороны. В то же время прокуратура сообщила, что уличная камера наблюдения работала в режиме реального времени, так что записей нет.

Через год, в августе 2017-го, из-за увольнения судьи слушания перенесли в другой город, где рассмотрение дела началось с начала. В декабре 2019-го Первомайский горрайонный суд изменил меру пресечения Денису Ляхвацкому — отпустил из СИЗО под домашний арест. Апелляционную жалобу вернули прокурору. 

Читайте также:Беспощадный Кагарлык. Все, что известно об изнасиловании и пытках в отделении полиции

Итог: Спустя четыре года после убийства виновные так и не понесли наказания. Судебные слушания продолжаются. Из шестерых полицейских, причастных к делу, четверо прошли переаттестацию. Ещё одного фигуранта уволили из полиции, но он восстановился через суд. 

Бойня в Княжичах

В том же 2016 году не менее резонансный и гораздо более запутанный случай произошел в посёлке Княжичи Киевской области. 4 декабря новостные ленты запестрели громкими заголовками о перестрелке сотрудников правоохранительных структур. Из-за несогласованности действий погибло пять человек: копы-разведчики Юлиан Рудько и Александр Маница, охранники Сергей Орлов и Евгений Куртев, а также кордовец Виталий Валецкий.

По официальной версии, сотрудники уголовного розыска по своим каналам получили информацию о том, что в посёлке готовятся несколько ограблений. Рядом с одним из домов полиция и спецназ устроили засаду. Однако подозреваемые влезли в другой дом. Из-за сработавшей сигнализации к месту прибыл наряд полиции охраны. Проверяя территорию, охранники обнаружили разведчиков в штатском и, не разобравшись в ситуации, задержали коллег. Начальство, узнав об этом, дало отмашку спецподразделению, что и привело к бойне. В перестрелке, длившейся всего 20 секунд, участвовали 23 человека, пятеро из них погибли.

Безнаказанность. В Княжичах погибло пять сотрудников МВД, но никто из руководителей не понёс за это ответственность (фото: УНИАН)

Юрий Луценко, бывший на тот момент генеральным прокурором Украины, заявил, что в случившемся виноваты те, кто координировал операцию, обвинил их в служебной халатности. 

Итог: После произошедшего семерых сотрудников органов уволили. Однако Окружной административный суд Киева некоторых из них восстановил в должностях. К работе вернулся командир взвода Броварского межрайонного отдела полиции, за вынужденный прогул он получил 50 тыс. грн компенсации. Начальника уголовного розыска Киева Леонида Куряту, руководившего операцией, перевели — он возглавил полицию в Бахмуте.

Беспощадный «Рассвет»

Летом 2018 года Лена и Аня, две девочки-подростки, сбежали из одесского приюта «Свитанок». Полицейские быстро разыскали беглянок, но вместо того чтобы вернуть их в учреждение, детей привезли в райотдел, где, по словам пострадавших, жестоко избили. От девочек требовали признаться в преступлениях, которых они не совершали. 

Позже выяснилось, что избивали воспитанников и в приюте. Широкой общественности о беспределе в госучреждении стало известно благодаря одесской патрульной Зое Мельник. На ее странице в Facebook появилось видео, где девочка рассказывает о том, как их бьют воспитатели. После публикаций в СМИ местная власть провела служебное расследование, единственным результатом которого стало изменение названия: приют превратился в центр социально-психологической реабилитации, но порядки в учреждении не изменились. Зоя Мельник снова написала о «Свитанке», рассказав, что педсостав и сотрудники охранного агентства «Центр» продолжают издеваться над детьми, в том числе с использованием электрошокера. 

Читайте также:Высокая самооценка. Как в МВД оценивают результаты пятилетней реформы ведомства

Осенью 2019 года журналисты ГО «Слідство.Інфо» выяснили, что к избиениям сбежавших девочек причастны Андрей Крецул, инспектор ювенальной полиции, и Владимир Жарчук, полицейский ювенальной превенции, занимающейся розыском детей. По словам воспитанников, полицейские часто наведывались в «Свитанок» и проводили «воспитательные беседы» с применением физической силы. Все это сопровождалось унижением подростков и постоянным запугиванием. 

Итог: В конце 2019-го полиция Одесской области и Госбюро расследований открыли несколько уголовных производств по фактам пыток детей и сексуального насилия в приюте. Тогда же сообщалось, что Андрея Крецула якобы уволили из полиции, а Владимир Жарчук остался на своей должности, так как его причастность к происходившему не подтверждена. Впрочем, когда в мае 2020-го суд отправил Крецула под ночной домашний арест, стало известно, что он продолжает работать в системе МВД — правда, в качестве участкового в другом отделении. Помимо этого, одного из сотрудников охранного агентства, Николая Дмитрука, приговорили к двум годам условно.

Месть копа

Два года назад белорусский бизнесмен Тимофей Кохнович обвинил сотрудников Голосеевского отдела полиции Киева в вымогательстве взятки и подбросе боеприпасов. По его словам, так копы отомстили ему за то, что он не хотел платить за прекращение дела об экстрадиции.

В Беларуси Кохнович поддерживал оппозиционные силы. В 2006 году против него возбудили уголовное дело, из-за чего он бежал сначала в РФ, а потом в Украину. Здесь он получил статус беженца, а в 2016 году — украинское гражданство.

Между полицейскими и мужчиной возник конфликт. В результате закованного в наручники Цукермана сначала избили, а потом застрелили из травматического пистолета

Между тем у себя на родине бизнесмен объявлен в международный розыск. По словам белоруса, в августе 2017-го киевские полицейские потребовали у него $300 тыс. за прекращение дела об экстрадиции. Бизнесмен отказался. Уже через месяц против него начали уголовное производство по факту незаконного хранения оружия. Сам обыск проходил в конце декабря. В доме оперативники якобы обнаружили 11 патронов к травматическому оружию, при этом камера видеонаблюдения зафиксировала момент подбрасывания вещдоков. Кохновича задержали, но не из-за боеприпасов, а якобы по «запросу иностранного государства».

Итог: 1 января 2018-го судья не поддержала прошение прокурора и освободила Кохновича. Сам Тимофей Кохнович сообщил Фокусу, что за два с половиной года никто из полицейских наказан не был. Лишь одному из них, подкинувшему патроны, объявили подозрение. «Первоначально пониженные в должности или отстранённые полицейские по прошествии двух лет уже прекрасно себя чувствуют на новых должностях и даже повышены по службе, — говорит Кохнович. — Очевидно, что полиция, прокуратура, СБУ и прочие органы работают в связке и покрывают друг друга».

Прибыльный бизнес

Несколько лет подряд у Управления противодействия наркопреступности во Львовской области не было никаких результатов по выявлению оборота героина. Создавалось впечатление, что в регионе и вовсе нет рынка тяжелых наркотиков. У начальства столь идиллическая картина вызвала подозрения, так что департамент внутренней безопасности начал расследование. В течение полугода выяснили, что два сотрудника управления сами торгуют героином. Полицейских, ставших фигурантами уголовного производства, уволили, после чего поменяли весь руководящий состав управления.

Почти сразу после этого СБУ поймала на взятке и сбыте психотропных веществ двух майоров Нацполиции в Луганской области. Оперуполномоченные не просто систематически торговали запрещёнными препаратами, но получали дополнительную прибыль за счёт давления на клиентов. В частности, они требовали 20 тыс. грн от жителя Попасной, обещая не привлекать его к ответственности за приобретение и хранение наркотиков. 

Итог: Чаще всего сотрудников расформированных подразделений не увольняют, а переводят на другие места службы. В результате задействованные в преступных схемах люди остаются работать в Нацполиции. Добиться реальных изменений в работе правоохранительных органов такими методами невозможно. 

«Переаттестация провалилась»

Евгений Захаров, директор Харьковской правозащитной группы

«Говорить о том, оправдала себя реформа или нет, лишь по наличию резонансных случаев с участием полиции не совсем корректно. Но в целом, если сравнить проведение реформы с забегом на 100 м, можно сказать, что мы пробежали метров 20 и остановились. 

Сначала все шло успешно, но в 2016 году реформа заглохла, из-за того что переаттестация [сотрудников Нацполиции] провалилась. Нормативный акт, по которому проводили переаттестацию, был написан из рук вон плохо. Чётких критериев увольнения прописано не было, все они выглядели безосновательными. Так что уволенные без проблем смогли восстановиться через суды. Вторая причина — отсутствие средств, реформа без финансирования не имеет смысла. К тому же осталась старая система трёхзвенной оплаты труда: маленькая базовая зарплата, надбавка за выслугу лет плюс премия. Но премия даётся лишь при наличии эффективности работы, и это приводит к тому, что показатели фальсифицируют, а полицейские добывают информацию незаконным путём, в частности с применением пыток.

Круговую поруку в правоохрани­тельных органах победить также не удалось. Всё потому, что незаконные действия полиции расследует сама полиция, и это ненормально. Мы всегда говорили, что этим должен заниматься независимый орган, только тогда будет толк». 

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Новости Украины | Последние новости Украины
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: